Пещера Эмине-Баир-Хосар

Пещера Эмине-Баир-Хосар. Сколько эпитетов рождается в голове, когда вспоминаешь путешествие в ее, такой загадочный, такой прекрасный, такой удивительный мир...

Пещера Эмине-Баир-Хосар. Сколько эпитетов рождается в голове, когда вспоминаешь путешествие в ее, такой загадочный, такой прекрасный, такой удивительный мир. Много тайн и загадок она хранит, впрочем,  как и любая другая пещера, но, почему-то, именно в эту пещеру хочется опять и опять вернуться. Посещение ее доступно каждому.. Пещера оборудована. В этом подземном путешествии Вас будет сопровождать интруктор-проводник, который многое расскажет о пещере и я не хочу предверять его рассказ, дабы не спугнуть первое впечатление от контакта с подземным миром. Я же поведаю  Вам то, о чем не расскажет инструктор-проводник — расскажу об эксперементе...Медицинском эксперементе, местом проведения которого и была выбрана пещера Эмине-Баир-Хосар... Итак в путь...пока виртуальный.

 

  И погрузимся мы в 70 годы прошлого столетия, когда один мальчишка по имени Сережа жил в городе Симферополе... Рос он мальчишкой хулиганистым, но, к счастью, в детстве поступил в краеведческий кружок, где руководителем был Олег Иванович Домбровский, который и стал главным учителем жизни в судьбе Сергея. Он увлек мальчишек археологией, привил любовь к путешествиям. Они почти все свободное время проводили в исследованиях. Выезжали на местность, Олег Иванович направлял их на поиски и ребята веером расходились по местности, собирая подъемный материал, затем возвращались обратно и Олег Иванович анализировал сведения, определял направление дальнейших действий, они или начинали раскопки или передвигались дальше. Ребята много времени уделяли раскопкам, основной полигон – Херсонес, но много бывали и в пещерных городах, в частности на Мангупе. Пребывание в искусственных пещерах натолкнуло на посещение естественных пещер, что переросло уже в юности в еще одно увлечение – спелеологией. Ребята самостоятельно объединились, приобрели снаряжение, устраивали тренировки, а также походы в пещеры. Их постоянно гоняли взрослые спелеологи, в том числе и А.Ф. Козлов, но это их не останавливало, они тайком посетили почти все известные пещеры Крыма, в том числе и Эмине-Баир-Хосар. Уже будучи студентом медицинского института увлечение спелеологией привело к предложению участвовать в медицинских экспериментах по адаптации человека в экстремальных условиях. Предложил это … профессор кафедры физиологии. Получив согласие студентов, в т. ч. и Сережи, профессор занялся организацией. Привлек к участию Симферопольский университет, институт Минеральных ресурсов, Московскую Академию Наук – они финансировали эксперименты, а также предоставили техническое и медицинское оборудование. Снаряжение, движок, аккумуляторы ребята взяли свои…Какая же была цель экспериментов? Необходимо было проследить за психо-физической адаптацией человека к внешним факторам среды, а также как адаптируются они друг к другу. Экстремальные обстоятельства подобрали близкие к космическим условиям – это темнота, изолированность от внешнего мира. У ребят забрали часы и они определенное время должны были безвылазно провести в пещере.

Первый эксперимент проводился на Караби-яйле, в небольшой пещере Юбилейная. Продлился он 2 недели...результат ее был неудовлетворительный.

Второй эксперимент проводился на нижнем плато Чатыр-Дага. Выбрали пещеру Эмине-Баир-Хосар. Во вторую группу входило 7 человек. Одни мужчины: три студента-медика и четыре спелеолога. Контрольная группа из десяти человек осталась на поверхности. Ребята с грузом спустились через колодец в пещеру. Пещера не была оборудована, а груза было 2 тонны. Это и медицинские и технические приборы, бытовое снаряжение (газовая плита, палатки, насосы для перекачивания воды, аккумуляторы для устройства освещения), продукты питания. С ними был маленький котенок Габлер. Ребята наладили переправу и через «Озерный зал», затем через «Долину Привидений» (так они называли зал «Идолов») подняли по «Шоколадке» и спустили в «Кечкемет» груз. (Об «Сокровищнице» они и не подозревали.) Какие же условия второго эксперимента? У них опять забрали часы и они должны были находиться безвылазно 24 дня в пещере. Также добавилось новые искусственные экстремальные обстоятельства – ребята-медики ежедневно должны были дышать чистым кислородом, затем углекислым газом, затем азотом… Итак эксперимент начался. В зале привидений на верхней площадке разместили три огромных шара с кислородом, углекислым газом, азотом, рядом стояли приборы, где проводилась тахикардия, мерялось давление, а также снимались другие параметры организма. Все основное время ребята проводили в зале «Кечкемет». Там, в глубине лагерного зала установили приборы для наблюдения за пещерой, чуть ближе поставили три палатки, устроили столовую, умывальник. В нынешней фотонише с кораллитами установили газовую плиту, расположили продукты – это была кухня. Для туалета была вырыта яма, слева перед спуском к колодцу. Была устроена односторонняя связь с внешним миром (проведена телефонная линия), от аккумулятора устроено скудное освещение (развесили гирлянду из небольших лампочек). И эксперимент начался. Полутемно, холодно. Спелеологи ежедневно производили топосъемку пещеры, отслеживали все ее параметры, температуру, влажность, тогда она составляла 99.9%, облазили все дыры, искали перспективу пещеры. Медики ежедневно поднимались по скользкой стене до ниши, проходили галерею, спускались по «Шоколадке», проходили «Долину Привидений», поднимались к шахматным фигурам, где было расположено все основное медицинское оборудование, ложились на надувные матрасы приступали к медицинским обследованиям. Вначале вдыхали чистый кислород, выдыхали в специальные надувные шары, затем тоже самое делали с углекислым газом и азотом. Далее они снимали тахикардию легких, измеряли давление, сдавали анализы крови, мочи и пр.(результаты ежедневно забирались на поверхность). Затем они таким же путем возвращались в «Кечкемет». Вновь была «Шоколадка», проход по верхней галерее и спуск по скользкой отвесной стене в Кечкемет. Как Сережа ненавидел эту скользкую отвесную Шоколадку!!! Хотя ботинки и были с триконями, но преодолевалась она с трудом. В свободное время ребята-медики вместе со спелеологами лазили по залам пещеры, не раз бывали и в Нижнем Баире, до них там бывало человек 15, это хорошо было видно по следам в пещере. Проходили и пресловутый лаз «Молния», который была надежной охраной пещеры, во-первых через нее не всякий мог пройти, и во-вторых через нее ничего нельзя было вынести из Нижнего Баира. Сергей вынес только длинную тонкую иглу геликтита, для этого он зажал ее в зубах, проползая «молнию», в последствии эту единственную реликвию из Нижнего Баира он подарил приятелю, себе же оставил только воспоминания об этом уникальном подземном мире…

Так они и жили. Готовили кушать, работали, когда заканчивался у них рабочий день они об этом сообщали по телефону наверх: «Мы ложимся» или «Мы встали». Развлечений практически никаких, правда была музыка… Один раз праздновали день рождения, виновником торжества был Серега. Разрешили немного выпить спиртного (по бутылке на брата, эту бутылку они растянули на сутки). Возле «Поцелуйчика» устроили танцы… Вспоминал, как страшно было ходить в туалет, темно, мрачно, сидишь перед бездной, придерживаясь за колону…Вспоминал и о котенке. Тот хорошо себя чувствовал, грел их, залезая в спальники, воровал пищу их тарелок, развлекал... Заканчивалось время пребывания под землей и к концу эксперимента темнота, холод, монотонная работа, скудная пища, отсутствие развлечений, в том числе и женщин, все же сказалась – все участники тоже переругались, хотя не так жестоко, как в результате первого эксперимента. Контрольная группа на поверхности тоже проходила медицинские обследования, десять человек также проходили тахикардию, измеряли давление, сдавали все анализы, их данные сравнивали с экстремальной группой. Также они исследовали и полученные данные из пещеры. По результатам выдоха медиков определяли степень их физической адаптации. Прошло 24 дня обессиленная экстремальная группа поднялась на поверхность. Вначале они все видели зеленым, иммунитет упал до минимума, сил не было передвигаться, у Сережи появилась холодовая аллергия, это от холода все опухало…Изменился и биологический ритм жизни, он стал 32-х часовой. С психикой тоже было не все благополучно, они с трудом воспринимали окружающий мир, иногда у них было чувство нереальности всего, что они видели. Котенок ярче отреагировал на выход из пещеры, онпопросту сошел с ума, начал кричать, метаться, царапаться и вырвавшись убежал в неизвестном направлении… Ребята долго отлеживались, постепенно восстанавливались. Им за этот эксперимент заплатили по 200 руб., при стипендии в 45 руб. эта сумма им казалась внушительной. Сейчас Сережа с грустью отметил, что в данный момент он никогда бы не согласился на такой эксперимент, но тогда был молод, здоров, о последствиях такого эксперимента даже не задумывался… Зато по результатам их эксперимента два человека защитились, один защитил докторскую, другой кандидатскую диссертацию. А Сережа, закончив медицинский институт, работает хирургом в Луговской больнице, много путешествует, но больше по земле. Увлекается горнолыжным спортом, его привлекают лыжные трассы как внутри, так и за пределами страны. Остался очень простым, добрым, отзывчивым человеком, иногда вспоминая, рассказывает об эксперименте, у него есть фильм, который фиксировал их жизнь тогда, есть много фотографий. Увидев вновь, уже измененный, оборудованный Баир, он опять окунулся в свои воспоминания, поразился красоте пещеры, сказал, что многого они тогда не видели и отметил, что никогда не думал что можно так легко передвигаться по пещере, дотронулся до «Шоколадки» сказав: «Как же я тебя ненавидел»и с грустью закончил: «К сожалению, исследования в области их эксперимента не продолжились, «Перестройка» поставила жирную точку. Очень жаль, идея была очень интересная…»  

(Записано со слов Сережи С...)

 

Ближайшие походы